olgana: (Default)
В этом видео с 1:36 начинается интервью с CEO Yahoo - Marissa Mayer.
Ей 37 лет, прекрасное образование, карьера, брак и теперь сын. На меня она произвела впечатление очень,
ну очень амбициозного человека. Даже фанатичного.

Когда я прочитала что она сказала в другом интервью, что для нее в жизни важны три вещи: Бог, семья и Yahoo – именно в такой последовательности, я утвердилась в ее фанатичности.
Но я не о ней, а о ее требовании прекратить в компании работу в удалении или телекомъютинг, что сейчас очень популярно.

Хочу сказать, я никогда не рассматривала телекомютинг как право. Для меня это всегда была привилегия. Режим работы в любой компании определяется руководством этой компании, это служебные обязанности руководства.

Насколько возможен телекомютинг зависит немного от природы работы и в большей степени от руководства, от их методов управления производственными процессами..

Есть менеджеры, которые могут всех распустить и требовать только результат, а есть те, которым надо всех посадить в одной большой комнате и видеть каждого каждую минуту. Я работала и при тех и при других.

К счастью, большинство менеджеров находятся между этими двумя крайностями.

Я начала свой опыт телекомьютинга, а вернее работы из дома почти 40 лет назад. В те далекие времена, когда все мы сидели в одной большой комнате с одним телефоном на 20 человек. Было относительно весло, а вот думать в такой обстановке было тяжеловато.

У меня была тогда старшая дочка совсем маленькой, только пошла в садик и начала болеть на регулярной основе.
Неделю ходит в садик, неделю я на больничном, потом неделю на справке. Я тогда была еще совсем без рабочего стажа и мне платили 50% , потом давали справку на неделю, которая совсем не оплачивалась. Итого, обычно , за месяц я получала зарплату за две с половиной недели. 

Не густо.

Но, самое интересное, что я должна всегда была кончить своей проект в срок. Я подумала и поняла, что это какая то неправильная ситуация. Я веду проект, выполняю 100% работы в срок, а получаю только 63% зарплаты.

Ну я и пошла к начальнику в кабинет. Спрашиваю его, важно ли для него, чтобы я сдавала свою работу в срок? Говорит важно. Тогда, говорю разрешите мне работать из дома тогда, когда у меня ребенок болен. Я делаю работу, приношу ее сдаю, а вы мне платите всю зарплату. 

Он впал ну в очень глубокую задумчивость. Первое, что он после задумчивости сказал: А если все так захотят? – любимый советский вопрос. Я ответила, ну так и дайте такую возможность тем, кто захочет на вполне четких основаниях. 

Он мне разрешил (хороший был человек, хотя никогда не перечил начальству). Вдогонку только сказал, что при условии, если работу сдаешь в срок.
Как вы думаете, сколько еще человек нашего молодого и в основном женского коллектива захотели работать из дома? Аж никто. Ни один человек.

А я работала. Меня это очень устраивало. Работа у меня занимала намного меньше ежедневных 8 часов, если я одна и хорошо концентрируюсь.

Сейчас в какое то мгновение подумалось, а как же я работала без компа? С трудом вспомнила что считала и писала все в ручную, переписывала, а потом сдавала в печать. Это было в допрограмный век.
Про себя, я вообще поняла, что я люблю работать одна. Мне это нужно для концентрации. Хотя я и в офисе научилась отключаться от всех и тогда я даже не слышу тех, кто меня зовет. Надо подходить ко мне и трясти меня за плечо.

И в той и другой работе (офисе и дома) есть свои плюсы и минусы. Лично я очень ценю, что есть выбор в офис или дома, когда надо. И не стесняюсь выразить начальству свое удовольствие по этому поводу. Счастливые подчиненные – это один из критерив хорошего менеджмента в нашей компании. Я им и показываю, что я счастлива именно по этому, не лишайте меня такого удовольствия

Жулик

Mar. 1st, 2013 09:21 pm
olgana: (Default)
Узнаете это устройство?
Оказывается оно используется по линку можно прочитать о его пользе в походной жизни.



А я знаю это устройство с 6 лет.
И называлось он - Жулик.
Город Павлодар. !955-56 год. В частные дома, где мы снимали квартиру, только начали проводить электричество.
До этого была керосиновая лампа и печка.
А тут - электричество!
Но электричества было мало, поэтому свет был, а утюгом или электроплитой пользоваться не рзрешали
Помню мама так нравилось на электроплите греть папе завтрак.  А розетку у нас отрезали.  Она иголками соединяла проводки, чтобы пользоваться розеткой.

Потом мы стали пользоваться этими Жуликами.  Вкручивали их в патрон для лампочки и использовали как розетку.
По домам регулярно в то время ходил проверяющий и изымал утюги и электроплиты, да еще и штрафовал.

И вот как мы  (дети, дома были только я с младшей сестрой и хозяйские дети) услышали, что идет проверяющий. 
В хозяйской квартире был утюг и вкрученный жулик. Хозяйские дети боялись его трогать.  Ну я ничего тогда не боялась.  
Помню, что утюг спрятали за шкаф, а жулик я полезла на стол выкручивать сама (мне 6 лет было).
Свет выключить я забыла.
Очнулась я на кровати в противоположном углу комнаты.  Это меня так током шандарахнула, что я слетела со стола и хорошо, что приземлилась на широкой кровати.
Жулик я все таки выкрутила и на всю жизнь запомнила, что перед электроработами надо обесточить сеть.

А вот теперь, 57 лет спустя увидела этот жулик в блоге.
Я выключила свет и все таки выкрутила этот жулик.
olgana: (Default)
Решила я тряхнуть стариной и поехать покататься на лыжах. Достала всю свою амуницию и вижу на моем лыжном комбинезоне болтается старый билет на подъемники – и стоит там дата – март 2007 года.
Мне все казалось, что я не каталась на лыжах где то пару лет, а оказалось уже 5 лет. 5 лет я не спускалась с горы на лыжах.

К горнолыжному месту Dodge Ridge у меня очень теплое чувство.



Когда то я утюжила Тянь Шань на дровишках. У нас была совершенно замечательная трасса под Алма Атой. Read more... )
olgana: (Default)

Я довольно откровенно писала о своей эмиграции и сопутствующих мыслях и настроениях.

Но об одной причине я все таки не стала говорить. По нескольким причинам.  Я знаю насколько это болезненная тема в обществе, как люди легко принимают чужие слова на свой счет и искренне обижаются. И  не стала будить спящую собаку.

После последних российских событий, мне очень захотелось полной откровенности и сказать то, о чем я не решалась говорить полностью откровенно раньше.


Как вы знаете, я родилась на Колыме, в сталинских лагерях, где мой папа работал инженером- электриком в печально знаменитом Дальстрое.  Они строили линии электропередач к рудникам, где добывалось золото и другие редкие металлы.  Дальстрой был, наверно одним из самых больших, дорогостоющим и неэффективным предприятием СССР.  Но стране нужно было золото и металлы.  Сталину шли требования в рабочей силе. Сталин отдавал приказание КГБ. Новая волна репрессий, черных воронков – и рудники пополнялись рабочей силой.

Мои родители любили повторять, что на Колыме были самые лучшие годы их жизни – нигде и никогда они больше не встречали столько много образованных, интересных и эрудированных людей в одном месте.  Все они были политическими заключенными.

Я слушала их рассказы и оглядывалась по сторонам. 

Кругом меня обычные люди, не особо отличающиеся друг от друга, сплошная масса советских людей.  И помню мне иногда думалось: Как же сейчас среди них отличить, кто был узником, а кто был жандармом? Где те люди, которые доносили, которые сажали заведомо невиновных людей,  как их вычислить?

К этой мысли я вернулась случайно и намного позже. У меня была подруга.  Приблизительно одного возраста, похожее образование и интересы, одна и та же работа.  Мы проводили массу времени вместе.  И заранее скажу она меня здорово поддержала и повела себя крайне порядочно по отношению ко мне, когда у меня были конфликты с начальством.

Как то мы разговорились и я рассказывала ей о родителях и Колыме. Она внимательно слушала, но лицо ее было полностью безучастно. Когда я кончила, она сказала: Мои родители навсегда благодарны советской власти, без нее они бы остались безграмотными.  Кто знает, была бы и у меня возможность учиться.

И я застыла.

Застыла от того, что осознала, что есть люди все мнения которых о советской власти сводятся к одной простой мысли – она научила нас читать.  Все.    Какой ценой – это неважно.

И эта мысль и полное безразличие к цене такого образования стала основанием менталитета многих поколений советских людей.

Даже советское общество было совсем неоднородно. Мы просто занимали свои полочки: полочка для инженерно – технических работников, полочка для деятелей искусств, полочка для деревенских жителе, для городских, для столичных, для образованных, для рабочих и тд и тп.

И мы жили на полочках, в своих собственных коконах и как то легко верили, что наше мнение и нашего окружения  – это и есть мнение большинства.  Особенно в то время, когда мы все говорили только то, что должны были говорить.

А это далеко не так.  Большая часть населения искренне верили, что советская власть – это их власть, что она лучшая и справедливая.  Что империя – это прекрасно. Что сильная рука Сталина – это благо для общества. Сколько людей рыдало на его похоронах! Это же наши люди, они никуда не делись.  Как вы думаете, что они вбили в головы своим детям? Даже не ставя себе такой задачи, просто свом отношением, своими разговорами, своими оценками событий. Эти слезы по вождю  все еще в нашем ментальном наследии.

И вера в справедливость репрессий, и в необходимость громадных человеческих жертв, и в необходимость военной мощи и сильной руки, в подавление инакомыслия, в цензуры и так далее – живет и цветет и в наших современниках.  Они немного начинают бунтовать, когда нечего есть и нечем развлекаться, но как только их накормят, развлекут, дадут возможность молиться  и спросят, что вы думаете, они тут же бросятся целовать руку правителя. 

Нет, не все.  Конечно не все. Но большинство.

Хотя бы потому, что несогласные с сильной рукой систематически изничтожались и изгонялись из общества. В обществе селектировались согласные, покорные, те кто доносили, те кто сажал, те, кто убивал, врал, ограничивал, осуществлял цензуру и правил. Они были абсолютное большинство в обществе.

И я никогда, ну просто никогда не верила в наше общество, что из него может получится что то путное в мою бытность.

И когда происходили все эти изменения – перестройка, путчи, Ельцин и тд. – Я ничего это не воспринимала серьезно.  Нет, я считала что происходящие изменения это все таки лучше, чем старый Союз, но я так же понимала, что эти изменения происходят не потому что кто то захотел именно демократии, а потому что экономически СССР просто уже не мог существовать.  Он экономически поломался.  Горбачев и Ельцин просто пешки в этим процессе, неумные и неквалифицированные правители.  Они даже тем что было в их руках не смогли распорядится на пользу своему народу.

Как ни прискорбно, но последние события показывают полную правоту моих мыслей и догадок. Это не тот случай, когда я могу порадоваться.

Произошло переобразование одного авторитарного государства в другое. И произошло потому, что люди, большинство людей  ни к чему другому не готовы. Они наследовали советский менталитет, советский образ мысли, советские понятия добра и зла, даже если они не жили в Советское время.  Они потомки тех, кто радостно покорялся и давил других.  Большинство из них.

И я об этом думала. Думала о людях и понимала, что лучше уехать

Я не из большинства, у меня нет выбора, если я хочу жить.


olgana: (jump)
Солидные писатели пишут мемуары, А я буду пописывать мемурики, все что память подкинет.
Прочла и посмотрела один пост про Львов.  И мне захотелось увидеть сейчас один дом там, дом 6 по ул. Армянской, недалеко от Оперного театра.
Там жила моя бабубшка по папе.  Якобсон Ева Адамовна (Хава Иделевна).
Мы там останавливались, когда мне было лет 6.   Темная квартира, окна выходили в дрвор колодец.
Узкая улица.  Мы ходили играть с сестрок в сквер перед оперным театром.  Там возле скамейки закопали свой секрет.

И, о чудо,  Я нашла фото того дома и улицы.  И даже благодаря гугловским технологиям, виртуально погуляла по тем местам.

Дом

 

Улица Армянская



Спасибо тем, кто выставил свои фотографии.
Page generated Aug. 18th, 2017 02:24 pm
Powered by Dreamwidth Studios